Машенька (irulanna) wrote,
Машенька
irulanna

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

о деле рук самих

Я уже почти решила не писать этот пост, засунуть башку в песок и сказать себе, мол, что было, то прошло, жива - сиди и радуйся. Так уж вообще повелось, что в уютной жежешечке я пишу только о каких-то незначительных событиях своей жизни, эгоистично оставляя для себя все самое прекрасное и самое страшное. Но потом мне на глаза попалась эта статья, и я поняла, что так делать неправильно. Просто потому, что там в трех абзцах уместилась вся суть нашей журналистики: набор сухих, непроверенных фактов, которые абсолютно ничего не делают для читателя. Кто-то прочтет и скажет - ах, какая трагедия, кто-то подумает - утоп, ну так и сам дурак, но каждый будет полностью уверен в том, что с ним ничего подобного не случится. Мы же умные все, плавать умеем, и не полезем в воду, раз стоит табличка "купаться запрещено", да?

Вот только не было никакой таблички. И никто, по сути, не купался. И не было накрывшей с головой волны. И брата не было, точнее, был, но он сидел на берегу. Зато там были мы с подругой, и сложись все по-другому - в этой статье было бы три имени погибших вместо одного.

Все пять дней, которые мы провели на Пхукете, стояла прекрасная погода - не жарко, легкий ветерок, облачка, даже кратковременные ливни, которые собирались обычно под вечер, не раздражали и не омрачали хорошего настроения. Единственное, что слегка огорчало - невозможность толком поплавать в море из-за волн. Честно говоря, даже зайти в воду  было проблематично, потому что набегающие волны буквально выносили тебя обратно на берег. В четверг, когда это все произошло, к тому же был отлив, поэтому приходилось довольно долго шагать от берега, чтобы найти место, где тебе было хотя бы по пояс. Какое там купание, господь с вами! Покататься пару раз на волнах и топать назад.

Было где-то около четырех часов вечера; я выползла из-под зонтика и пошла в воду, стараясь не поворачиваться к солнцу спиной, потому что вчера слегка зажарилась сзади до красноты, хотя цель была "загореть" плечи. Так я и стояла по пояс в воде, лицом к морю, раскинув руки, закопавшись ногами в песок, чтобы волны не унесли с этой с трудом отвоеванной "глубины". Рядом плескался какой-то парень в кепке. В какой-то момент меня все же довольно сильно развернуло против часовой стрелки, и я увидела, что сзади стоит Машка; вода едва доходила ей до бедер, но она и не старалась заходить глубже - считала, что море слишком холодное для купания (вот результат жизни в Таиланде: +25 уже слишком холодно! :). Я помахала ей рукой и подпрыгнула, встречая большую волну, которая, как я считала, вынесет меня поближе к ней.

Оказавшись на гребне, я сначала даже не удивилась, не почувствовав под ногами дна. Вот только тащило нас почему-то не к пляжу, а от него. Маша все еще плыла спиной к берегу и не видела его стремительно удаляющейся линии, поэтому я крикнула: "Нас уносит!" - и тут же легла курсом параллельно пляжу. Страшно не было ни за себя, ни за нее; так уж случилось, что где-то с месяц назад я читала у нее в фейсбуке статью про rip currents, отбойные течения; там она писала где-то в комментариях, что уже попадала в "рипы", так что я была уверена, что она знает, что делать. А если знаешь - то не боишься и просто расслабленно плывешь, максимально сохраняя силы. Не буду тут ничего описывать, просто сходите по ссылкам и почитайте, там все написано очень подробно и понятно.

Очевидно, рип был неширокий, и я правильно выбрала направление, потому что выбралась из него довольно быстро. Я завертела башкой, пытаясь определить, где вообще я, где берег, где Маша, и под каким углом нам плыть дальше, чтобы снова не угодить в поток, и в этот момент увидела парня в кепке, которого буквально протащило мимо. Долю секунды я видела, как напрягаются его мощные мускулы, как он пытается сопротивляться течению и вернуться к берегу, но ничего не получается; в следующее мгновение он был уже метрах в десяти сзади.

И тогда я услышала отчаянный, испуганный крик на русском: "Помогите!".

Я до сих пор не могу избавиться от мысли: почему он кричал по-русски? Потому что тоже не знал английского языка, как и его брат? Или потому, что слышал, как мы разговаривали с Машкой, и этот крик о помощи был адресован мне? Разумеется, моим первым побуждением было плыть к нему. Я развернулась, получила волной в морду, отплевалась, оценила расстояние между нами, подумала, что для того, чтобы его догнать, придется вернуться в течение, прикинула расстояние до берега... все это уместилось в одну секунду. Вот так одна секунда решает, кому жить, а кому умереть. Вот так одна секунда проводит черту между героем и сраным трусливым обывателем. Герои вообще не думают - они действуют и спасают жизни или погибают, пытаясь.
Я не герой.
Я поняла, что если поплыву к нему, мне не хватит сил вернуться к берегу. Не говоря уже о том, чтобы вытащить на себе здорового, паникующего парня.

Я закричала ему: "Плыви вбок! В сторону!", сзади ко мне присоединилась Машка, но он то ли не слышал, то ли не понял. До этого момента я даже не осознавала, что мы находимся в смертельной опасности, но теперь паника захлестнула меня с головой; я уже забыла про отлив, и берег показался невыносимо далеким, сердце колотилось, накатила предательская усталость. Еще одна секунда, но за эту секунду я поняла, как тонут на ровном месте. Тебя губит не вода, тебя губит страх. Я повернулась, рявкнула себе: "Хватит!" - и спокойно, нарочито размеренно погребла под углом к берегу.

Кажется, я что-то пела про себя. Или вполголоса разговаривала сама с собой. Я не ахти какой пловец, думала я, но могу очень долго держаться на воде. Я вспоминала, как пару лет назад нарезала круги в бассейне, раздумывая, что случится раньше - я устану или мне надоест плавать туда-сюда. Я вспоминала, как однажды от нефиг делать пересекла широченную протоку на Волге, чтобы сбегать в магазин напротив турбазы, где мы отдыхали. Больше ничего я не успела вспомнить, потому что почувствовала под ногой дно. С того момента, как нас унесла волна, прошло от силы минут десять. Зацепившись за твердую землю, я развернулась, чтобы посмотреть, что там с этим парнем, но тут же испугалась за Машку - мне показалось, что ее уносит обратно в море. Я замахала ей: "Здесь земля!" - и она в два гребка преодолела разделяющее нас расстояние. Все же мне кажется, что в тот момент его уже не было на поверхности :(

На берегу виднелись рыжие костюмы спасателей; честно говоря, я подумала, что они услышали крики и уже спешат на помощь (как оказалось потом, ни черта они не видели, а просто устанавливали те самые предупреждающие таблички и флаги, потому что увидели образовавшееся течение). На всякий случай мы решили объяснить, что там в море остался  человек, которому нужна помощь. "Мой" спасатель вообще не понял, что я ему пытаюсь объяснить, и облаял меня по-тайски, указывая рукой на только что воткнутый красный флаг. Таким же образом отреагировал и второй спасатель; я оскорбилась и сказала, что мы вообще заходили в воду не тут, а метров пятьсот правее, где никаких предупреждающих знаков нет и не было, но это вообще не важно, потому что надо парня спасать, его, видимо, унесло так далеко, что отсюда даже не видно. Спасатель отмахнулся - да, да, уже послали за аквабайком.

Я не знаю, решали ли что-то эти минуты, пока мы бегали взад-вперед по берегу и пытались объяснить, что там тонет человек. Оказалось, навстречу нам бежал брат этого парня, который тоже пытался звать на помощь, но его то ли не поняли (как оказалось, он не говорил по-английски), то ли не отреагировали вовремя. Один-единственный аквабайк появился спустя минут десять. Полиция с катером нарисовались через полчаса. Водолазов не было вообще. А еще через час посиневшее, раздутое тело выбросило на берег.

Знаю, я уже говорила об этом, но мне кажется, что весь ужас и трагизм ситуации заключался именно в том, что никто из нас троих в тот момент не плавал в море. Когда ты заходишь в воду и отрываешься от дна, ты подсознательно понимаешь, что покинул привычную тебе стихию и находишься в неестественном, опасном окружении. У тебя может свести ногу, тебя может накрыть волной, ты можешь запутаться в водорослях - и утонуть. Ты собран, внимателен и готов бороться за свою жизнь; это трудно почувствовать, стоя по пояс в воде. Переходя дорогу, ты знаешь, что тебя может сбить машина; выходя из подъезда дома, ты вряд ли сначала посмотришь налево, потом направо.

Чего я не знаю - так это почему две хрупкие девушки спаслись, а утонул красивый, сильный парень из Хабаровского края. Его звали Саша. Ему было всего 28 лет. Тем вечером он должен был улететь на родину.

Меня спасла маленькая, короткая заметка из интернета, случайно попавшаяся на глаза. Может быть, я жива потому, что должна написать этот пост. Чтобы вы, мои друзья, прочитали его, открыли ссылки и переслали их всем своим знакомым. Чтобы эта трагедия не повторилась ни с кем из вас.

Я не вытащила того парня. Честно говоря, теперь мне очень хочется, чтобы в моей жизни был хоть какой-то, пусть самый ничтожный смысл.

http://mastersbox.com/sxvatka-s-okeanom/
http://old.computerra.ru/sgolub/602692/
http://visitbali.ru/articles/181-kak-ne-utonut-v-okeane


Tags: voyageuse
Subscribe

  • (no subject)

    А, и еще про Прагу, девочки особенно заценят. Есть там такой крутой спуск с Пражского града, мощеный мелким, отполированным веками камнем. Ночь,…

  • (no subject)

    Первый раз в Прагу я попала лет шесть назад, и попала конкретно, с первого взгляда, как говорится - теперь непременно мотаюсь туда как минимум раз в…

  • В черном, черном городе...

    ... или Флоренция в роли Города грехов.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments

  • (no subject)

    А, и еще про Прагу, девочки особенно заценят. Есть там такой крутой спуск с Пражского града, мощеный мелким, отполированным веками камнем. Ночь,…

  • (no subject)

    Первый раз в Прагу я попала лет шесть назад, и попала конкретно, с первого взгляда, как говорится - теперь непременно мотаюсь туда как минимум раз в…

  • В черном, черном городе...

    ... или Флоренция в роли Города грехов.